Держите связь
									
		
			
				

		
					
				


Все о вакцинах

Л.Намазова-Баранова: “Никакой связи между прививкой от гриппа и нежелательными исходами беременности нет”

Л.Намазова-Баранова: Никакой связи между прививкой от гриппа и нежелательными исходами беременности нет

О том, зачем нужно делать прививки будущим мамам и недоношенным младенцам и как мотивировать родителей на проведение вакцинации, рассказывает академик РАН, председатель исполкома Союза педиатров России, президент Европейской педиатрической ассоциации, заместитель директора по научной работе ФГАУ «ННПЦЗД» Минздрава России – директор НИИ педиатрии ФГАУ «ННПЦЗД» Минздрава России Лейла Намазова-Баранова. 

На прошедшем конгрессе перинатологов большое внимание было уделено проблеме вакцинации не только новорожденных, но и беременных женщин. Почему?

Здоровье новорожденного во многом зависит от здоровья родителей, прежде всего – мамы. Иммунитет, который есть у ребенка, делится на неспецифический и специфический. Неспецифический – это общие факторы защиты, которые призваны уберечь ребенка от любой потенциальной угрозы. А за специфический отвечают специальные вещества – антитела, которые ребенок вначале получает от мамы, у которой, в свою очередь, они появились в результате перенесенного заболевания или в результате вакцинации. Позже ребенок будет вырабатывать и собственные антитела, но только вновь после перенесенной инфекции или вакцинации, таким образом, специфический иммунитет (специфические антитела) вырабатывается на конкретного возбудителя.

Существует довольно расхожее мнение, что новорожденный ребенок защищен от большинства заболеваний материнскими антителами, и если кормить ребенка материнским молоком, то защита продлится на весь срок грудного вскармливания. Какая-то доля правды в этом высказывании, безусловно, есть, но небольшая. Даже если мама обладает, что называется, «сибирским здоровьем», то эта защита длится не более шести месяцев. Но много ли у нас таких здоровых матерей? При современном образе жизни, экологии, наследственности и пр., и пр.? И можно ли всерьез утверждать, что защита материнскими антителами будет на 100% полноценной от конкретного специфического инфекционного заболевания, например коклюша? Ценность грудного молока неоспорима, в том числе с точки зрения становления и укрепления неспецифического иммунитета ребенка. Но вопросы все те же. Поэтому единственным способом выработать специфический иммунитет, то есть получить специфические антитела к конкретному возбудителю инфекции, является прививка.

Думаю, не стоит объяснять, почему беременные женщины требуют особо тщательной защиты. Даже если мы говорим о таком распространенном вирусном заболевании, как грипп. На поздних сроках беременности у женщин уже большие животы, им тяжело дышать, потому что ребенок подпирает диафрагму и для легких мамы остается мало места. И если в ходе развития гриппозной инфекции поражаются легкие, то газообмена практически не происходит. Поэтому, к сожалению, у беременных женщин риск неблагоприятных исходов заболевания гриппом в 30 раз выше, чем в общей популяции. И конечно, есть серьезная опасность для ребенка в развитии вирус-ассоциированных осложнений беременности: на ранних сроках это может проявиться в виде патологии внутриутробного развития ребенка, а во втором/ третьем триместрах беременности — в виде преждевременных родов и потери новорожденного.

И предвосхищаю ваш вопрос: никакой связи между прививкой от гриппа и нежелательными исходами беременности нет. Это доказано многочисленными научными исследованиями и повседневной практикой тех стран, где вакцинация беременных от гриппа является рутинной.

Возвращаясь к вопросу о защите ребенка материнскими антителами. Если беременная женщина привита от гриппа, новорожденный может заболеть? И как долго продлится эта защита?

Ни одна вакцина не вызывает формирования специфического иммунитета у 100% привитых лиц. Этот тезис справедлив и для беременных женщин, и для их детей. Но вакцины против гриппа существенно, до 90%, снижают риск заболеть у разных групп населения. А мы помним, что маленькие дети, как и беременные женщины, подвергаются особому риску развития у них этого тяжелого заболевания. И если ребенок заболел, то до настоящего времени использование антивирусной противогриппозной терапии малышам до 6 месяцев не разрешено. А вакцинирование беременной женщины дает возможность сформировать поствакцинальный иммунитет у ребенка на первых месяцах жизни. Прививка будущей мамы против вируса гриппа – это самая эффективная мера защитить себя и своего ребенка от этого опаснейшего инфекционного агента.

Вообще инфекции, поражающие ребенка первых недель и месяцев, представляют распространенную и очень серьезную угрозу для здоровья, а иногда даже для жизни новорожденных. Может быть, поэтому в национальном календаре есть несколько прививок против таких инфекций.

Одна из них, актуальная именно для новорожденных, – это коклюш. Так уж сложилось в нашей стране, что второй ребенок в семье часто рождается тогда, когда старший идет в школу. У 6-летних детей уже ослабевает иммунитет, полученный в результате вакцинации в раннем возрасте, ревакцинации в этом возрасте, как в других странах, у нас тоже нет, и поэтому многие первоклашки кашляют. Распространенная причина кашля – коклюш. Но у младших школьников заболевание протекает легче, чем у совсем маленьких детей, и коклюш у них часто остается недиагностированным. Старший ребенок приносит инфекцию домой, к своему новорожденному брату или сестре первых дней или недель жизни, которые еще физически не смогли получить вакцинопрофилактику коклюша. А коклюш для крошечного ребенка – это не просто своеобразный судорожный кашель, это смертельная опасность остановки дыхания. Сейчас уже разработана стратегия вакцинации против коклюша беременных женщин в третьем триместре, чтобы повысить уровень материнских антител перед родами и обеспечить длительную защиту новорожденному. Современной стратегией защиты новорожденного является так называемая «кокон – вакцинация», когда прививаются еще до рождения малыша все, кто будет контактировать с ним в первые месяцы жизни.

Естественное разрушение билирубина, которые многие матери воспринимают как начало желтухи, заставляет женщин отказываться от вакцинации, так как они считают, что вакцинация только ухудшит состояние ребенка. Что делать в этом случае?

У новорожденных существует ряд состояний совершенно физиологических, характерных для каждого ребенка, но проявляющихся в разной степени. Физиологическая желтуха новорожденных – это не болезнь, а именно состояние, связанное со сменой фетального гемоглобина (гемоглобина F) на гемоглобин А. Когда новорожденный появляется на свет, гемоглобин F начинает разрушаться, а вместо него появляется и функционирует новый гемоглобин A. Промежуточный продукт разрушения гемоглобина, а именно билирубин, и придает коже небольшую желтушность, которую мамы могут принимать за болезнь.

Интенсивность желтоватого цвета кожи может быть разной, но опять же, это все индивидуальная особенность, в том числе и печени ребенка. И причем здесь прививки?

Согласен, причинно-следственная связь отсутствует. А что делать с недоношенными новорожденными?

Очень живучим оказался миф, что у недоношенного ребенка нет достаточного иммунитета, чтобы адекватно ответить на вводимую вакцину. Всё не так. Недоношенный ребенок с определенного возраста адекватно реагирует на все медицинские процедуры и манипуляции, точно так же, как и доношенный ребенок. И международные, и отечественные исследования доказывают, что при вакцинации недоношенный ребенок прекрасно вырабатывает антитела и против пневмококка, и против гемофильной инфекции, и против других пневмотропных инфекций, которые, как мы уже обсуждали, очень опасны для маленьких детей. Почему миф так популярен до сих пор? Наверное, причиной является инертность мышления и, к сожалению, не только родителей, но и некоторых врачей, не обладающих современными знаниями по вакцинопрофилактике.

Мы  смотрели статистику вакцинирования недоношенных детей, и получается, что в среднем их начинают вакцинировать в 16 месяцев, то есть почти в полтора года. А если у рожденного раньше срока ребенка диагноз «бронхолегочная дисплазия», то начинают прививать почти в 22 месяца, что, конечно, очень поздно! Защищать такого малыша надо было в 2 месяца, чтобы помочь ему справиться с последствиями недоношенности. И здесь большая роль принадлежит неонатологам, потому что от их правильного посыла зависит отношение матери к вакцинации.

Некоторые медсестры в родильных домах, когда заходят в родильную палату, говорят примерно так: «У нас сегодня вакцинация против гепатита B, кто пишет заявление об отказе?». Другое дело, когда приходит сестра и говорит: «У нас сегодня вакцинация. Помните, что ваш ребенок очень уязвим к инфекции, поэтому мы обязательно должны его защитить». Конечно, после этого нормальная женщина вакцинирует своего ребенка. Важно, в какой форме медицинский персонал предоставляет информацию о вакцинации.  Это работа должна вестись неонатологами, акушерами, сотрудниками родильных домов и  перинатальных центров.

Иногда я сталкиваюсь с дикими случаями: мама из Москвы написала в письме в администрацию президента, что не может уже несколько месяцев добиться от своего педиатра направления на вакцинацию ее недоношенного ребенка. Педиатр постоянно давал отводы, и мама попросила представителей администрации президента указать, какой именно закон запрещает вакцинацию недоношенных детей.

Какая ответственность предусмотрена для врача за подобные действия?

С юридической точки зрения вопрос пока не решен. Мы, профессиональное сообщество, давно говорим как минимум об административной ответственности для докторов, предоставляющих фальсифицированную медицинскую информацию относительно вакцинации, а также дающих ложные медицинские отводы от вакцинации пациентам, так как, с нашей точки зрения, это можно расценить как неоказание медицинской помощи. Врач обязан информировать семью, какие опасности таит в себе отказ от вакцинирования ребенка, а вместо этого некоторые специалисты настраивают родителей против иммунопрофилактики, иногда мы сталкиваемся с ложными медицинскими отводами от прививок. Это абсурд какой-то. Если ребенок, не дай Бог, подхватит инфекцию, то, конечно, ответственность должны разделить и врач, и родители. Но, к сожалению, здесь нет никаких юридических прецедентов, чтобы кто-то из родителей или врачей был наказан за то, что отказался от вакцинации, хотя, например, можно не оплачивать «больничный» родителям, дети которых заболели из-за отказа от вакцинации именно той инфекцией, от которой должны были быть привиты.

Сейчас эта тема в мире очень широко обсуждается. В течение последних двух лет Европейская педиатрическая ассоциация провела целую серию дебатов на национальных конгрессах, где специалисты обменивались опытом, как в той или иной стране решается вопрос мотивации родителей. К сожалению, простое убеждение родителей не всегда эффективно.

Другое дело, если отказ грозит финансовым наказанием. Например, в некоторых странах пошли по такому пути, что не платят социальные выплаты семьям, которые отказываются от вакцинации. Это большие деньги – обычно от 1,5 тыс. до 2,5 тыс. долларов, которые ежемесячно семья получает на детей. Это серьезный финансовый рычаг.

Также можно не оплачивать лечение заболевших детей. Не оплачивать лекарства и/ или диагностику. Этот метод считается сегодня наиболее правильным, так как заставляет родителей по-другому взглянуть на ситуацию. Государство предлагает бесплатную услугу. Родители отказались. Теперь, если с ребенком что-то случится, родители не просто несут за это ответственность, но и должны оплатить лечение.

Существуют ли какие-то планы по вакцинации беременных женщин в рамках календаря прививок?

В Национальный календарь прививок для беременных пока включена только вакцинация от гриппа. Остальные вакцины – в стадии обсуждения. Но для нас это уже большой шаг вперед. Естественно, инициатива по вакцинированию беременных должна активно поддерживаться сообществом акушеров-гинекологов. Понятно, что беременным женщинам надо разъяснять все современные возможности для защиты их здоровья и здоровья их будущего ребенка.

Тема, которая сейчас активно обсуждается на страницах СМИ: «Прививка от папилломавируса (ВПЧ) человека: надо ли это делать в перинатальном возрасте? И когда надо начинать?»

Надо успеть привить подростков до первого сексуального контакта. Это самое эффективное. Поэтому мы считаем, что до 9 лет такую прививку делать рановато, 11-12 лет, максимум 13 лет, – это наиболее подходящий возраст для вакцинирования против ВПЧ. Потом уже может быть поздно. Есть также предложение прививать младенцев во всех семьях, где у предыдущих детей диагностирован респираторный папилломатоз гортани – в такой ситуации мать в период родов заражает ребенка, и у него развивается тяжелая болезнь, имеющая, к сожалению, только хирургическое лечение. Такие дети часто погибают от асфиксии. Однако официальных показаний для применения вакцины против ВПЧ детям с таким диагнозом пока нет.

На каком именно специалисте должна лежать ответственность за выработку лояльности к вакцинации ребенка у молодой мамы?

Традиционно в нашей стране прививками занимается педиатр, и поэтому, когда попытались проводить вакцинацию женщин от папилломавирусной инфекции через сообщество акушеров-гинекологов, это получило не очень широкое распространение. Просто потому, что акушеры-гинекологи никогда этим не занимались. Поэтому, с моей точки зрения, во время беременности диада «мать и дитя» должны наблюдаться как минимум группой из двух человек – акушера-гинеколога и педиатра: акушер-гинеколог отвечает за женщину, педиатр отвечает за ребенка, и он же осуществляет мероприятия по вакцинации. Если бы это было узаконено, мы бы облегчили жизнь беременным женщинам и их детям.

 

Беседовал Ярослав Агафонников

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Еще в категории Все о вакцинах