Держите связь

Интервью

А.Осипов: «Воспитание пациента и врача следует начинать с детского сада»

Вице-президент некоммерческого фонда «Здоровый Диалог» Алексей Осипов — о проекте Минздрава по независимому мониторингу ситуации в системе здравоохранения в регионах.

osipov

Министерство здравоохранения РФ разработало проект по независимому мониторингу ситуации в системе здравоохранения в регионах. Совместно с Минздравом над проектом работает некоммерческий фонд «Здоровый Диалог». О задачах проекта, в пилотном этапе которого участвовали 10 регионов и о работе фонда РИА АМИ рассказал вице-президент «Здорового Диалога» Алексей Осипов.

— Для чего был создан проект?

— За последние годы в здравоохранении наметилась печальная тенденция к обострению антагонизма между врачами и пациентами. Разногласия между ними доходят до того, что пациенты в ряде случаев избивают и убивают врачей, а те, в свою очередь, пациентов. Если раньше врач был авторитетом, которому доверяли самое сокровенное, то теперь к нему иногда относятся как к бездельнику-неумехе. Но и пациенты, в свою очередь, чувствуют отношение к себе, как к людям третьего сорта. Противоречия, возникающие в процессе общения доктора и пациента, порождает массу жалоб с той и другой стороны, однако на уровне регионов эти проблемы решаются далеко не так эффективно, как хотелось бы. Проект Минздрава рассчитан не столько на то, чтобы решать частные проблемы, а на выработку общего эффективного механизма решения таких вопросов.

В рамках проекта пациенты и врачи смогут передавать свои жалобы непосредственно в федеральное ведомство, что позволит получать информацию о положении в регионах из первых рук, и выстраивать эффективные алгоритмы решения таких проблем.

Кроме того, в регионах часто трудно пробить чиновничью иерархию, так что проект Минздрава — это прямая возможность для людей высказать свои претензии напрямую в федеральные органы. Любой пациент в любой точке страны, если у него возникли трудности или административные барьеры, может обратиться либо к нам, в фонд, либо на страницу в соцсетях, открытую Минздравом, прислать соответствующие документы, на основании которых специалисты разберут данный случай. Проект дает возможность обрабатывать возникающие проблемы системно, с подключением всех необходимых ресурсов, инцидент изучается со всех сторон, определяются упущения врача, упущения пациента, недостатки административной системы, выстраивается алгоритм решения проблемы и передается врачебному и пациентскому сообществу, чтобы в дальнейшем подобные случаи не повторялись.

Алгоритм работы программы примерно таков: мы получаем сигнал о проблеме, ставим в известность Минздрав и коллегиально решаем, как с ней разобраться. Для большей объективности мы, как правило, выезжаем на место, так как реальная картина может сильно отличаться от того что нам сообщают. Для того, чтобы мы могли предметно разбираться с проблемой, в заявлении указывается не только контактные данные заявителя, но и конкретные обстоятельства инцидента, вплоть до номера лечебного заведения и фамилия врача.

— Какова роль фонда в программе мониторинга здравоохранения?

— Задача Минздрава — разбираться с причинами конфликтов и выработать алгоритм их устранения, а фонд выступает неким буфером между государственными органами и пациентами. На сегодняшний день пациенты не слишком доверяют инициативам, идущим сверху, считая их популистскими акциями, поэтому, задача фонда — донести суть инициатив Минздрава до обычных людей, напрямую общаясь с ними.

Наша общая задача — снизить степень социальной напряженности населения по отношению к системе здравоохранения. Действительно, у нас великолепная инновационная медицина, мы способны делать прекрасные операции, не имеющие аналогов в мире, у нас снижается уровень смертности, но простого человека в поликлинике интересует только качественная помощь на месте и вежливое обращение. Кстати именно дружелюбное обращение к пациенту является одной из причин, по которым пациент отправляется лечиться за границу. Лично я против того чтобы отправлять больного в Израиль или Германию. Прежде всего, все препараты, которые используются за рубежом, применятся и у нас. Коме того профессиональный уровень врачей наших специализированных центров не ниже зарубежных: центр Дмитрия Рогачева (Национальный научно-практический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева. — РИА АМИ), например, считается одним из лучших в Европе, причем, стоимость лечения в России в разы меньше чем в том же Израиле или Германии. Стоит добавить, что многие специалисты зарубежных клиник учились в нашей стране. Но вот отношение и уход за больными там, конечно, качественно иного уровня, так что в основном больной платит за сервис, который, конечно, очень важен для любого человека.

— Как вы работаете с регионами?

— Мы встречаемся с представителями пациентских сообществ, рассказываем о возможностях их собственной региональной медицины. Понятно, что если пациент уезжает лечиться в медицинские учреждения Москвы, Санкт-Петербурга и т. д., то финансовые средства региональных ФОМС также уходят туда. Между тем, в субъектах РФ работают собственные центры, по уровню не уступающие столичным, но о существовании которых пациенты просто не догадываются. Необходимо наладить маршрутизацию больных на базе собственных лечебных учреждений, тогда и деньги будут оставаться в регионах, и больного не надо будет везти за тысячи километров, просто этим кто-то должен заняться на уровне местного правительства.

Замечу, что далеко не все регионы готовы с нами сотрудничать, и если бы не поддержка Минздрава, то мы, как общественная организация, не имели бы нынешних возможностей — если бы мы приезжали просто как частные лица, то добиваться встречи с региональными министрами приходилось бы очень долго.

— Какие проблемы вы можете назвать главными в регионах?

— Пациенты, в основном, сталкиваются с проблемами технологического характера, такими, как трудности с записью к докторам. Главная проблема врачей — дефицит узких специалистов. В связи с этим мы готовим в Московской области стартап, где будут применены определенные стандарты по больницам и поликлиникам, что поможет закрыть дефицит медицинского персонала. Кроме того, мы хотим попробовать изменить систему экономических рычагов в деятельности медучреждения. В настоящее время главный врач занимается всем — хозяйством и юридическими вопросами, хотя его основная задача — контролировать лечебный процесс, а хозяйственной деятельностью должен заниматься специальный администратор. В наступившем году мы намерены провести эксперимент по разделению полномочий, оценить экономическую эффективность этого проекта, определить наиболее эффективные пути коммуникативных связей. Разумеется, надо нормализовать и заработную плату врача, но мы не занимаемся финансовыми вопросами, это не компетенция фонда.

Очень часто пациенты жалуются на бюрократию, и на то, что врачи не занимаются больными. Наше вмешательство уже помогло решить ряд проблем, связанных с ненадлежащим исполнением медработниками своих обязанностей, однако вопросы, которые решались при помощи Минздрава и региональных властей, можно было уладить сразу и на месте —этим просто надо заниматься и работать в рамках своих прямых обязанностей.

Основные жалобы врачей связаны с тем, что современный пациент, приходя лечиться, уже заранее составил мнение о заболевании при помощи интернета. Он уверен, что врач, поставивший диагноз, не совпадающий с его мнением, однозначно неправ. Более того, прописав лечение доктор не может быть уверен, что пациент будет следовать его предписаниям. Это приводит к тому что пациент никак не может вылечиться, в чем обвиняет затем лечащего врача. Возникает замкнутый круг. Пациент поступает, как хочет, а виноват в этом врач, которого никто не слушает.

Еще одна причина жалоб — завышенные требования пациента к врачу. Разумеется, каждый человек хочет внимательного и заботливого отношения к своим проблемам, но иногда это переходит в требования выполнить все прихоти больного. Пациент требует дополнительного внимания, возмущается, грубит и заранее настроен негативно, считая врача либо старым маразматиком, который ничего не помнит, либо молодым выскочкой, который ничему не научился.

— Откуда возник такой антагонизм?

— Корни этого феномена, как впрочем, и причины медицинской безграмотности населения, лежат в общей культуре поколения, а значит, взаимоотношение между врачами и пациентами, как и понимание необходимости здорового образа жизни, необходимо формировать системно, причем, воспитание пациента и врача следует начинать с детского сада. В связи с этим, наш фонд намерен создать несколько образовательных программ для детей дошкольного возраста. Например, год назад дети из детдомов Московской области своими руками делали пластилиновые мультфильмы, а сейчас мы хотим сделать тематические мультики про вирусы, чтобы ребенок наглядно понял, что такое гигиена и зачем нужно мыть руки. Такие же мультфильмы, которые воспринимаются просто и доходчиво, мы намерены создать для пропаганды профилактики ВИЧ и других заболеваний.

Что же касается проекта мониторинга здравоохранения, то в настоящее время он набирает обороты, и я надеюсь, что в этом году он продолжит свое развитие. У нас появился определенный базовый набор административных механизмов, который можно применить на местах и, что важно, сохраняется желание работать, тем более сейчас, после того, как обозначились первые успехи, и мы поняли, что своим участием в проекте можем реально помочь пациентам, и врачам наладить эффективные каналы взаимодействия, чтобы вместе работать на общую цель — здоровье человека.

comments powered by HyperComments

Еще в категории Интервью