Держите связь

Здравоохранение

Людмила Козлова: «Чтобы решить проблему дефицита врачей, нужно поднимать престиж профессии»

Людмила Козлова

Никакая реформа здравоохранения в России невозможна без решения серьезной проблемы, тормозящей любой позитивный процесс, — дефицита кадров, который определяет качество и доступность всей медицинской помощи. О том, к каким последствиям он может привести и что необходимо предпринять, чтобы выйти из кадрового кризиса, корреспонденту РИА АМИ рассказала заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Козлова.

Людмила Вячеславовна, можно ли назвать кадровый вопрос основной проблемой современного здравоохранения?

Основная проблема — это отсутствие национальной системы здравоохранения, она и порождает кадровый дефицит. Как известно, лучшее лекарство для больного – хороший врач, а значит, кадровым вопросом нужно заниматься прежде всего. Раньше, во времена СССР, существовала система распределения молодых специалистов, которая помогала решать эту проблему. Теперь она упразднена, а значит, надо искать новые пути привлечения врача в практическое здравоохранение. Кстати, ранее все выпускники в течение шести лет бесплатно получали высококачественное образование, затем направлялись на три года по распределению в различные регионы России. Бывший проректор института Сеченова Игорь Денисов как-то сказал, что качество оказания медицинской помощи не может быть выше полученного образования — я с этим полностью согласна.

Мы живем в новом государстве, у нас масса новых возможностей, в частности, у нас появилась возможность общения с зарубежными коллегами, возможность быть в курсе всех основных направлений мировой медицины, но нужно понимать, что новые веяния не должны перечеркивать те наработки, которые перешли к нам из советского образования. В настоящее время мы взяли на вооружение Болонскую систему, однако нам она не подошла, в то же время посмотрите на Финляндию — эта страна до сих пор пользуется советской системой медицинского образования и имеет очень высокий уровень здравоохранения.

Что же делать в современных условиях?

Разумеется, для ликвидации дефицита врачей нужно поднимать упавший престиж профессии. А для этого, прежде всего, необходимо обеспечить врачам достойную зарплату. Не обязательно самую высокую, хотя во всем мире жалование доктора значительно превышает средний уровень, но такую, чтобы врач не думал, сможет ли он оплатить аренду квартиры, хватит ли ему денег, чтобы прокормить семью и купить одежду. Нам пообещали рост заработных плат, но, как известно, зарплатный фонд медработников состоит из базовых и стимулирующих выплат. Базовые ставки были минимальными, основную часть зарплаты составляли стимулирующие выплаты. В результате размер базовых окладов увеличили, но одновременно с этим на столько же снизили уровень стимулирующих выплат — в результате общий размер зарплаты остался прежним.

Важным фактором социальной защищенности врача, как и любого гражданина, является предоставление жилья. Понятно, что положение с жилищным фондом тяжелое, но этот вопрос можно решить так же разумно, как это было сделано с военнослужащими, — предоставить врачу жилищный сертификат. Если доктор будет знать, что, отработав 15-20 лет, получит квартиру — он будет держаться за свое место.

Определенным выходом из положения стала программа «Земский доктор», предоставляющая миллион рублей врачам, приехавшим работать в сельскую местность. Она позволила немного снизить дефицит кадров на селе, но, к сожалению, сегодня жилье за миллион уже не купишь. Сейчас к этой программе присоединяются только те врачи, у кого есть какое-то жилье, например, дом родителей. Идея программы была хорошей и программу надо продолжать, но, к сожалению, социально-экономическая ситуация в нашей стране не позволяет повысить размер вознаграждения. Впрочем, в этом случае целесообразно вводить территориальную программу  постройки дома на паях, где регион, в котором врач намерен продолжить свою работу, оплачивает до 95% строительства и только 5% оплаты вносит сам доктор.

Сейчас, наконец, заговорили о необходимости реального повышения зарплаты, но сделать это при том же бюджетном фонде можно, лишь сократив численность врачей и увеличив нагрузку на оставшихся специалистов, что приведет к снижению качества медицинской помощи. Огромное количество лечебных учреждений уже подверглось сокращению, и я никогда не поверю, что это было правильным шагом. Сокращаются социальные койки, нанесен удар по сельской медицине, уменьшилось количество ФАПов, и я очень рада, что наш регион, Смоленская область, не пошла поэтому пути.

Будут ли их восстанавливать?

Да, такая программа есть, более того, восстановление медучреждений уже ведется. Благодаря действию национального проекта «Здоровье» проводится ремонт старых помещений, построены новые, закупается аппаратура, но наряду с этим необходим такой же национальный проект по кадрам. По роду своей деятельности я видела много ФАПов, и везде работают люди пенсионного и предпенсионного возраста, молодежь туда не едет. Молодым врачам нужно учиться, а на селе, где доктор находится один на один со всеми проблемами, учиться не у кого.

Ранее существовала целая система профессионального обучения врача. Сначала субординатура, которая позволяла студентам старших курсов получить первичную специализацию по определенному клиническому профилю, после упразднения субординатуры — интернатура — седьмой год обучения, после окончания которого выпускники были подготовлены к практической работе, и, наконец, ординатура, куда поступали либо отличники, либо врачи после трех лет работы. Интернатура упразднена, вполне понятно, почему — при существующем дефиците кадров отправлять выпускников на практическую работу нужно как можно скорее, но от этого ни молодым врачам, ни пациентам лучше не будет. Поэтому мое предложение Министерству образования совместно с Министерством здравоохранения о необходимости внесения изменений в государственный образовательный стандарт на выпускных курсах лечебных и педиатрических факультетов с увеличением часов занятий по базовым профильным дисциплинам (терапии, педиатрии, хирургии, детской хирургии, инфекционным болезням, детским инфекциям) было поддержано всеми участниками недавно прошедшего в Совете Федерации круглого стола, посвященного проблемам отечественного здравоохранения и медицинского образования. В результате время обучения не увеличится, но повысится качество подготовки к работе в первичном звене здравоохранения.

Основной дефицит кадров отмечается в первичном звене. Что делать с этой проблемой?

Хороший способ привлечения молодых специалистов в первичное звено — целевые договора, но они должны быть составлены таким образом, чтобы выпускники не имели возможности уклониться от их выполнения. Например, по программе «Земский доктор» врач получает миллион рублей за пять лет работы на селе, однако женщина-врач, проработав два года, может уйти в декретный отпуск, который включается в этот пятилетний стаж. В связи с этим мы внесли предложение изменить статью 51 федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» таким образом, чтобы декретный срок и отпуск по уходу за ребенком не входили в стаж по программе. Конечно, детей можно и нужно рожать, но пять лет по договору необходимо отработать полностью.

Что вы думаете о вводимой системе непрерывного образования?

Образование должно быть непрерывным — врач обязан учиться всю жизнь. Существующая система предполагает отрыв врача от основной деятельности. Но если врач является единственным специалистом в районе, то он не сможет надолго отрываться от работы.  В этом случае разумным решением станет дистанционное обучение, которое позволит врачу учиться, не отрываясь от работы. В начале занятий врачи соберутся на организационное совещание, получат планы и методические материалы для обучения, а вся дальнейшая учеба будет вестись по интернету, после чего к врачам приедет комиссия для приема заключительного экзамена. Разумеется, для четкой работы этой системы необходима серьезная методическая подготовка по каждой теме, с клиническими примерами, разборами конкретных случаев, но система будет удобной как для врача, повышающего свою квалификацию на рабочем месте, так и для пациентов, которые не останутся без врача. Дистанционно можно учить врачей со стажем работы более пяти-восьми лет, а для указанной категории молодых врачей обучение должно быть очно-заочным.

После института врач попадает в общую практику. Не растеряют ли узкие специалисты свои навыки, полученные в институте?

На мой взгляд, узкими специалистами можно стать, лишь проработав в терапии или педиатрии не менее трех лет. В какую бы специализацию ни ушел врач, базовые знания ему нужны обязательно. Заболевание редко бывает узкоспециализированным. Как правило, это комплекс нарушений, поэтому узкому специалисту необходима базовая подготовка по таким общеврачебным специальностям, как педиатрия, терапия, хирургия, инфекционные болезни.

В настоящее время в подготовку будущих врачей, в частности педиатров, внесли изменения, в которых есть определенные риски. Например, человек, окончивший педиатрический факультет, может работать только участковым педиатром, однако это сильно сужает его профессиональные возможности. Раньше выпускник мог работать на всех этапах педиатрической службы — в стационаре, поликлинике, дошкольном учреждении, в школе, в детских домах. А отличникам предоставлялась возможность обучения в клинической ординатуре и аспирантуре. Молодежь не хочет приходить в первичное звено здравоохранения не потому, что боится работы. Просто невозможно собрать анамнез (данные по заболеванию), провести необходимое обследование и своевременно назначить лечение, имея на осмотр лишь 15 минут времени, да еще и при отсутствии опыта и с необходимостью заполнять кучу документации. А ведь на врача давят страховые компании, которые в ряде случаев вместо того чтобы выявлять случаи, негативно влияющие на качество оказания медицинской помощи, занимаются наложением штрафных санкций на те аспекты работы, которые на лечение не влияют. Например, за небрежно оформленные документы или отсутствие подписи врача под информированным согласием пациента. Но правильно оформленные документы еще не доказательство хорошей работы. Доказательство – отсутствие осложнений от перенесенных заболеваний, быстрое выздоровление и здоровье людей.

Иногда доходит до абсурда. Врач лечит основное заболевание, по наличию определенных нарушений по роду заболевания пациента приходится делать дополнительные диагностические процедуры. Страховые компании накладывают штрафы, потому что они «не входят в стандарты лечения основных заболеваний». Еще один абсурдный эпизод: клиника выполнила объемы оказания медпомощи, но больные продолжают поступать. И врач, разумеется, лечит — к этому призывает клятва Гиппократа. Но страховые компании не оплачивают лечение этих больных, мотивируя тем, что клиника отработала сверх объемов медицинской помощи, определенных территориальными программами. Мы обязательно дадим этому правовую оценку.

К сожалению, в нашей стране переход к страховой медицине был недостаточно продуман. Намеревались привлечь в здравоохранение больше денег, развить конкуренцию между больницами, а в результате каждое медучреждение заинтересовано в больном пациенте, понимаете? В больном, а не здоровом. А ведь хорошо известно, что болезнь легче предупредить, чем лечить. И основа всего – профилактика, ЗОЖ и реабилитация.

А ведь серьезную конкуренцию составляет частная медицина.

Я не против частной медицины, у человека должен быть выбор, где лечиться, но нужна реальная конкуренция. Нередко частная клиника — это дорогая аппаратура, помещение с евроремонтом, однако работающие в ней врачи — из государственной клиники, где они работают в первую смену, оказывая медицинскую помощь бесплатно. В государственном медучреждении нередко условия не сравнить, да и качество аппаратуры оставляет желать лучшего. И за 15 минут осмотра и заполнения медицинских документов врач не может уделить достаточное внимание пациенту. В то время как в частной клинике врач имеет возможность тщательно заняться каждым больным, уделив ему столько времени, сколько действительно необходимо. При этом в ряде клиник врачу рекомендуют назначить большое количество не всегда необходимых анализов и диагностических процедур, а ведь каждое обследование должно быть профессионально обосновано. Понятно, что цель в данном случае — получить с клиента деньги под благовидным предлогом. И я — против такой платной медицины.

Что же касается конкуренции, то сделайте так, чтобы в государственную поликлинику было приятно войти, оснастите современным оборудованием, обеспечьте врача достойной зарплатой, дайте ему достаточно времени для работы с пациентом, освободите от назойливого контроля — вот тогда и можно будет говорить о честной и здоровой конкуренции, которая принесет реальную пользу и клинике, и пациенту, и государству.

 

comments powered by HyperComments
Загрузка...


Загрузка...
comments powered by HyperComments

Еще в категории Здравоохранение